При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п.2 ст. 167 ГК).

Из указанного усматривается, что пока вещь не утратила свои индивидуальные признаки, существует обязанность её возврата в натуре (если иное не указано в суд. акте). Когда же вещь утрачена вследствие разных причин, то обязанность ее вернуть заменяется на обязанность компенсировать. Сложности нет, если вещь погибла, то есть её совсем не стало. Но как быть, если она была преобразована, то есть потеряла свои первоначальные признаки, но в реальном мире осталась? Пример на практике:

  1. Земельный участок в долевой собственности (100 долей). Физ.лицо-1 продало физ.лицу-2 пять долей. Далее физ.лицо-2 продало эти пять долей юр. лицу. Затем юр. лицо выделило эти 5 долей в новый земельный участок, которому был присвоен отдельный кадастровый номер.
  2. Затем сделка по К-П трех долей из пяти между физ.лицом-1 и физ.лицом-2 признана ничтожной по инициативе третьего лица (арендатор). По общему правилу обе стороны возвращают друг другу полученное, а сделка не порождает никаких юр. последствий. Но физ.лицо-2 не может вернуть доли в натуре, поскольку в материнском участке они прекратились, а в новом выделенном участке у физ.лица-2 нет никаких прав, да и это вообще теперь иной объект с иными признаками (хотя все понимают, что земля фактически из материнского перешла в выделенный участок). Согласно п.2.ст.167 ГК физ.лицо-2 должно вернуть деньги вместо доли в материнском участке физ.лицу-1. А физ.лицо-1 должно вернуть деньги, полученные по недействительной сделке за долю физ.лицу-2.
  3. По этому кейсу куча вопросов, на которые нет особо исчерпывающих ответов:

— реституция — это императив или диспозитив? Вроде как решение суда обязательно в плане последствий. Но стороны (физ.лицо 1 и 2) фактически должны друг другу одинаковые деньги и поэтому не хотят обмениваться кучей бумажек ради нулевого результата, а поэтому просто бездействуют. Есть практика, что стороны могут выбрать иной способ исполнения последствий недействительности, но это не про физ.лиц и не про бездействие.

— учитывая, что применительно к п.2 ст. 167 ГК за вещь должна быть выплачена компенсация, означает ли это, что спорные 3 доли нельзя никак отобрать у юр.лица в выделенном участке? Если нельзя, то какое основание возникновения права собственности на 3 доли в выделенном участке у юр.лица, учитывая, что ничтожная первоначальная сделка сделала порочными и все последующие сделки с этими 3-мя долями? Глава 14 ГК не содержит ни одного намека на такой способ приобретения права собственности, как «вследствие невозможности возврата в натуре».

— третье лицо (арендатор материнского участка) заявляет о недействительности всего выдела, т.к. в него попали 3 доли, которыми юр.лицо не могло распоряжаться. Обоснованно ли ничтожить выдел, если по п.2 ст. 167 ГК нельзя отобрать выделенные доли в натуре, а значит они в выделе находятся правомерно? Но как быть с принципом «ничтожное не порождает юр.последствий»?

Коллеги, прошу высказать свое мнение по озвученным вопросам и кейсу. В рассуждениях прошу вывести за скобки институт добросовестного приобретения, и не ссылаться на него.

Инициатива «Продвижение защиты Права собственности в России»

Автор статьи: Тимур Кобалия, Наталия Скрипкина