Как известно, в сирийской кампании против террористов воюют и россияне-добровольцы. С войны можно не вернуться, и те, кто выбрал это опасное дело, отдают в этом себе отчет.

На днях депутат Госдумы, зампред парламентского комитета по СНГ, евразийской интеграции и делам соотечественников Виктор Водолацкий сообщил, ссылаясь на свои источники, что добровольцы Роман Заболотний и Григорий Цуркану, которые, возможно, воевали в Сирии на стороне сил Башара Асада в составе ЧВК Вагнера, уже погибли. По мнению экспертов, говорить об этом как о свершившемся факте преждевременно  — до тех пор, пока об этом не заявят сами боевики.

Тем не менее, среди россиян, самоотверженно защищающих дальние подступы от террористической угрозы, есть погибшие. Они возвращаются домой — только, увы, в цинковых гробах. О таких случаях пишет «Свобода», рассказывая о том, что в конце сентября в Россию был доставлен «Груз 200» — тела добровольцев, воевавших в Сирии и героически погибших.

Кто отправляется к дальним подступам? Настоящие бойцы, которые знают, на что они идут и ради чего. Одного желания дать отпор террористам недостаточно — нужна хорошая подготовка. Несколько месяцев тренировок, очень жесткий отбор — попасть на передовую в Сирии по-своему честь, ее нужно заслужить, доказать.

Добровольцы, помогающие правительственным войскам Асада, умеют все, их подготовка несравнима даже со срочной службой. Что единственно верно, потому что чем лучше боец приспособлен к условиям реальных военных действий, тем больше вероятность вернуться домой живым и здоровым.

Случайных людей в борьбе с террором быть не может. Примеры того — плененные Роман Заболотний и Григорий Цуркану.

38-летний ростовчанин Заболотный был активным участником казачьего движения, состоял в  “Всевеликом войске Донском”. Что до жителя Подмосковья Григория Цуркану, который на год старше своего товарища, его на ролике, выложенном в сеть террористами, узнали товарищи по Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство».

При этом ни казачья организация, ни «Боевое братство» не имели отношения к отправке своих участников в Сирию.

«Боевое братство» не имеет никакого отношения к нахождению Цуркану в Сирии», — говорили товарищи Григория. И это очевидно, — так же как и то, что Заболотный и Цуркану принимали решение сами, это был их личный, патриотический выбор.

“Террористическая зараза, угрожающая и России, должна быть уничтожена на дальних подступах”, — считают в «Боевом братстве». Так наверняка считал и Григорий Цуркану, когда принимал решение об отправке в Сирию.  Это позиция и всех тех героев, кто выбрал для себя участие в сирийской кампании – с огромным риском для жизни.  Борьба с международным террором  — такая же защита родины, как и на ближних рубежах, и в этом нет сомнений.