Как напоминает ИА REGNUM, в 2014 г. «Транснефть» и Сбербанк подписали соглашение о приобретении валюты по фиксированной стоимости с опционами. Согласно заявлениям банка, компания ничем не рисковала и могла снизить обслуживание ее рублевых облигаций. Несмотря на это, в сентябре 2015 г. курс доллара резко вырос и «Транснефть» понесла многомиллиардные убытки. Сбербанк получил большую прибыль, купив у компании 2,7 млрд долларов по сниженной ставке. АСГМ после обращения «Транснефти» признал соглашение недействительным, ведь Сбербанк не удосужился объяснить контрагенту все вероятные риски от использования столь сложного финансового инструмента, как опционы. Впрочем, впоследствии апелляционный суд почему-то принял сторону ответчика. На мировое соглашение Сбербанк идти не хочет, несмотря на предложения Правительства РФ, поэтому вполне вероятны кассационные разбирательства.

«Отказ Сбербанка от им же предложенного мирового соглашения с «Транснефтью» может объясняться желанием в случае выигрыша в суде забрать всю прибыль, а не делиться ею с клиентом. Это логично, если юристы банка ожидали победы в апелляционной инстанции», уверен эксперт.

Сложившаяся ситуация, считает замгендиректора по инвестициям инвесткомпании «Универ Капитал» Дмитрий Александров, связана с тем, что в России до сих пор не существует точного определения «квалифицированного инвестора». Принятое в 2007 г. понятие несовершенно, что можно понять на вышеозначенном примере «Транснефти» в ее неудачном опыте с опционами. Эксперт подчеркнул, что рынок ждет реакции от Центробанка, который должен предложить строгое определение квалифицированного инвестора.

Сергей Алиханов