«Наш вывод: в сценарии снижения цен на нефть вдвое между двумя долгосрочными равновесиями суммарное снижение потенциального ВВП в последующие за шоком два года может составить 4,2-4,8%». Такие оценки содержатся в докладе ЦБ «Динамика потенциального ВВП России после нефтяного шока», опубликованном в среду. «Перестройка экономики происходит в ответ на снижение относительных цен неторгуемых товаров, например, через ослабление номинального эффективного валютного курса рубля к иностранным валютам за январь 2014 года-июль 2015 года на 28 процентов, ослабление реального эффективного курса рубля на 17 процентов, и ослабление к доллару США на 42 процента», — поясняет ЦБ.



Авторы доклада напомнили, что к концу 2014 года стоимость барреля нефти Urals упала на 60%, а к августу текущего года после полугодового находения выше $50 вернулась на прошлогодний уровень. «Остаточные процессы этого перехода мы наблюдаем до сих пор», — пишет ЦБ. «Рынок принял конец нефтяного суперцикла как данность, и не ожидает возврата к прежним уровням», — указывает ЦБ. Из-за «нефтяного шока» экономике потребовался переход к новому равновесию. В исследовании не исключается падение ВВП РФ на 4,2-4,8% за 2 ближайшие года при $55 за баррель. Минимальное значение снижения за первый год после шока оценивается в 1,1%, при этом динамика фактического ВВП не обязана совпадать с динамикой потенциального ВВП и может быть иной за счет других факторов.

При этом в 2017 году экономика в целом возвращается к трендовому росту на уровне 1,5 процента в год. «То есть в отличие от прошлого года в этом году мы имеем дело с колебаниями, а не трендом», — прогнозирует регулятор.

Стоит отметить, что ранее аналогичным прогнозом поделились в эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ).

Таким образом, события последних полутора-двух месяцев в очередной раз показали, что нынешний кризис сильно отличается от кризиса 2008-2009 гг. В частности, не произошло скорого и бесповоротного восстановления цен на нефть, как это было в 2009 г. В сочетании с нарастанием (или, как минимум, сохранением) внешнеполитической напряженности это резко увеличивает вероятность углубления инвестиционного спада, который может потянуть за собой доходы населения. В итоге наши ожидания относительно перехода российской экономики к росту уже с третьего квартала 2015 г. остаются пессимистическими.

«Из них, по расчетам, на первый год приходится 3,7 процентного пункта — средняя величина снижения ВВП в условиях полной неопределенности относительно скорости реакции СФП (совокупной факторной производительности) внутри года на изменение относительных цен», — говорится в статье ЦБР, подготовленной департаментом, который курирует первый зампред ЦБР Ксения Юдаева, передает ufirms.ru. Что ни говори, а это — серьезное падение.


фото b1.vestifinance.ru