«Транснефть» не видит смысла выкупать свои обращающиеся на рынке привилегированные акции, заявил вице-президент компании Максим Гришанин.

Имея в виду группу UCP, Гришанин заявил, что пакет, аккумулированный миноритариями, стоит существенную сумму. «С одной стороны, мы видим напряженную ситуацию в бюджете, говорим про 60 млрд рублей дополнительных дивидендов и вдруг выкупаем акции «Транснефти» по искусственно завышенной цене? К тому же, за что мы должны заплатить? За актив, который впоследствии будет работать и принесет нам прибыль? Нет. А зачем нам собственные акции? Это первое. И второе: мы должны будем заплатить фактически в иностранную юрисдикцию инвесторам фонда. Нам зададут логичный вопрос: если у нас есть лишние несколько сотен миллиардов рублей, почему они платятся не в бюджет, а отправляются за собственные акции в иностранные оффшорные компании?», − сказал вице-президент.

По его мнению, привилегированные акции при желании могло бы выкупить государство или государственный «Роснефтегаз». «Тогда бы не только 100% голосующих акций было бы в руках государства, но и большинство привилегированных. И это было бы хорошо», − сказал Гришанин.

Вице-президент рассказал о ненормальном росте стоимости привилегированный акций компании в последние годы. С 2011 года стоимость акций «Газпрома» практически не изменилась, «Сургутнефтегаз» вырос на 100%, ЛУКОЙЛ – на 50%, «Роснефть» — на 20%, а «Транснефть» — почему-то на 350% в рублях и на 100% в долларах за пять лет. И это когда другие дешевели, если считать в тех же долларах. Начиная с осени 2014 года стоимость акций компании каким-то чудесным образом, отметил представитель «Транснефти», коррелирует с курсом доллара к рублю. По словам Гришанина, компания задавала этот вопрос ЦБ, на что там говорили, что это какая-то странная история, объем торгов маленький, какие-то компании друг другу по несколько акций в день продают и нагоняют курс, но они «не могут установить конечных бенефициаров». «Хотя некоторые из этих компаний зарегистрированы в юрисдикциях, с которыми есть соглашение об обмене информацией, в частности, на Кипре», −напомнил Гришанин. По его мнению, группа UCP наращивает свой пакет префов для того, чтобы заработать денег. Отсюда и ряд судебных исков к «Транснефти».

Арбитражный суд Москвы 19 сентября должен рассмотреть иск структуры фонда UCP Ильи Щербовича (владеет 71% привилегированных акций «Транснефти») о взыскании с трубопроводной монополии более 97 млн руб. за 2013 год. Истец требует ликвидировать разницу между размером дивидендов «Транснефти» на обыкновенную и привилегированную акцию (сумма включает упущенную выгоду и проценты за пользование деньгами). Свою позицию в UCP объясняют тем, что в приватизационном законодательстве РФ в перечень прав владельцев привилегированных акций типа А входит пункт о доплате до уровня дивидендов на обыкновенную акцию. Такой пункт содержался и в уставе «Транснефти» до 1999 года, но сейчас в уставе записано, что компания выплачивает на привилегированные акции 10% прибыли.

Максим Гришанин считает, что иск предъявлен не по адресу. Устав компании и размер дивидендов определяет собственник − государство, которому принадлежит 100% голосующих акций, поэтому UCP должен судиться с государством.

Проблема дивидендов – одна из актуальных на сегодня для «Транснефти». Минэкономразвития настаивает на выплате в этом году промежуточных дивидендов в размере 59 млрд рублей. Эта цифра появилась как доплата до уровня в 50% от чистой прибыли по МСФО за 2015 год, которая составила 71,7 млрд рублей. В соответствии с решением правительства компания выплатила дивиденды за 2015 год в размере 100% от чистой прибыли по РСБУ — 12,8 млрд рублей, что составляет 9% от прибыли по МСФО.

По словам Гришанина, выплата промежуточных дивидендов повлияет на инвестиционную программу компании. Утвержденная правительством долгосрочная программа развития связана с расширением ВСТО и со строительством новых трубопроводных систем, две из которых компания вводит в строй уже в этом году — Заполярье-Пурпе и Куюмба-Тайшет. «При расчете источников таких капвложений был заложен определенный дивидендный сценарий, были посчитаны средства на программу техперевооружения и реконструкции действующих трубопроводов. Если этого не делать, в какой-то момент трубы будут изнашиваться, и нам придется снижать пропускную способность… Если дивиденды будут непонятным образом расти, мы частично откажемся от капвложений», − сказал вице-президент. При этом Гришанин заверил, что ни в коем случае не будет сокращена программа расширения ВСТО, которое должно быть завершено до 2020 года.

Вице-президент подчеркнул, что несмотря на напряженную ситуацию с бюджетом нужен какой-то компромисс между сиюминутными задачами и определенной разумностью: «Инфраструктура – это то, на чем строится экономический рост. Мультипликатор инфраструктуры всегда больше единицы».

В качестве иллюстрации ситуации с бюджетом компании Гришанин привел такие цифры. Весь объем операционных расходов «Транснефти» на 2016 год — 295 млрд рублей. Если вычесть зарплату, все выплаты, которые начисляются на фонд заработной платы и являются обязательными, расходы по налогам в составе себестоимости, то остается около 120 млрд рублей. «Из них мы должны «сэкономить» 50– млрд руб. на дивиденды. Это невозможно… Сокращать операционные затраты на 20-30% ежегодно, повторюсь, невозможно», — заявил вице-президент.

Если правительство будет настаивать на выплате таких дивидендов, компании придется занять деньги на рынке, что будет сделано, скорее всего, через выпуск облигация. Но это плохой путь, считает вице-президент: «Мы быстро подойдем к потолку заимствований и все кончится».

Максим Гришанин отверг предположение о якобы существующем конфликте с «Роснефтью», но признался, что не понимает, зачем государственный «Роснефтегаз», который владеет контрольным пакетом «Роснефти», купил 5 привилегированных акций «Транснефти» и требует предоставить ему большой объем конфиденциальных документов. «Если государству нужны от нас какие-то документы, то мы предоставляем их через Росимущество, ревизионную комиссию и Минэнерго. Как там появился «Роснефтегаз», я не знаю… Наверное, кто-то решил таким образом поддержать группу UCP в судебном споре с нами и государством», − заявил Гришанин.