Обсуждение правительством вопроса снижения тарифов “Транснефти” для поддержки нефтегазового сектора в условиях пандемии и падения цен на нефть спровоцировало дискуссию о рациональности подобного решения. В недавнем исследовании Института народнохозяйственного прогнозирования РАН  приведены аргументы в пользу этого решения, однако издание “Росбалт”, рассмотрев тезисы ИНП РАН детально, пришло к выводу, что подобная аргументация не совсем корректна.

В исследовании ИНП РАН сообщается, что доходы “Транснефти” за период нефтяного кризиса первого квартала 2020 выросли, в то время как другие компании терпят убытки. Однако этот вывод основан на анализе одного квартала, аномального по своей сути, и абсолютно неприменим в долгосрочной перспективе. “Росбалт” приводит отчёт компании “Транснефть” от 18 мая, в котором рассматриваются показатели чистой прибыли нефтяных компаний за больший период — с 2016 по 2019 год.

Помимо этого, бизнес “Транснефти” ещё и один из самых капиталоемких в индустрии, поскольку компания инфраструктурная и должна поддерживать стабильную работу всех своих трубопроводов, общая протяженность которых более 67 тыс. км., параллельно с этим неся на себе все риски, связанные с транспортировкой. По информации СМИ, после происшествия на нефтепроводе “Дружба” в 2019 году “Транснефть” компенсировала компаниям все убытки, показатели которых оказались больше 30 млрд. рублей.

Как сообщает “Росбалт”, на сегодняшний день около половины всех трубопроводов “Транснефти” нуждаются в модернизации, и, хотя инвестиции в новые проекты компании имеют наиболее низкие показатели за последние семь лет, общий объем капитальных затрат остался на том же уровне. Это связано с тем, что средства перенаправлены на ремонт или замену уже отработавших свое трубопроводов.

Специалисты отмечают, что, несмотря на то, что “Транснефть” не несет убытков в периоды низких цен на нефть, в периоды нормализации и роста нефтяных котировок, она не получает тех выгод, которые имеют другие компании, а сами тарифы на транспортировку нефтепродуктов индексируются ниже уровня инфляции и считаются одними из самых низких в мире.

По информации СМИ, Минэнерго и ФАС уже выступили против снижения тарифов “Транснефти”, поскольку это нанесет ущерб текущим инвестпрограммам и не позволит выполнить их без государственных займов.

В недавнем интервью изданию “Коммерсант” первый-вице президент “Транснефти” Максим Гришанин подчеркивал, что текущие тарифы позволяют спрогнозировать стоимость транспортировки нефти на пять лет вперед, в то время как постоянное изменение тарифов в зависимости от стоимости нефти негативно скажется на долгосрочных логистических цепочках.

“Росбалт” отмечает интересную особенность участия государства в нефтяных компаниях. В “Татнефти” и “Роснефти” прямая акционерная доля государства меньше половины, а остальное принадлежит частным акционерам. “Транснефть” в этом же ключе принадлежит государству на 79%, и любая индексация тарифов напрямую скажется на дивидендах, выплачиваемых компанией государству.

По сравнению с первым кварталом 2020 года, цены на нефть стабилизируются, и уже в июне Brent вернулась к показателям выше 40$ за баррель. В этих условиях и в совокупности с предстоящей модернизацией инфраструктуры, по мнению экспертов, намного логичнее будет увеличить тарифы на транспортировку, что приведет к повышению выплат дивидендов “Транснефти” государству, а также положительно скажется на восстановлении рыночного баланса.