И требует не обижать миноритариев «Транснефти»

Игорь Сечин инициировал очередную атаку на «Транснефть» через члена правления «Роснефти» и по совместительству гендиректора «Роснефтегаза» Геннадия Букаева. Дочерняя компания «Роснефтегаза» «Востокгазинвест», сообщил «Ъ», купил пять привилегированных акций «Транснефти» и тут же запросил у трубопроводной монополии те же конфиденциальные документы о ее деятельности, что и фонд UCP Ильи Щербовича, который ныне судится с монополией после отказа предоставить информацию. Тем самым нашла подтверждение ранее озвученная в СМИ информация, что за атакой Щербовича на «Транснефть» стоял Игорь Сечин.

«Востокгазинвест» требует предоставить информацию по сделкам монополии за 2013-2016 годы, включая данные по пут- и колл-опционам в целом на $9 млрд, заключенным для хеджирования рисков изменения курса рубля, а также документы по политике управления валютными и процентными рисками и перечень всех финансовых активов «Транснефти» за 2014-2016 годы с расшифровками сумм денежных средств за это время, плюс внутренние документы, устанавливающие механизмы управления финансовыми активами в 2013-2016 годах.

В ответ 7 сентября вице-президент «Транснефти» Михаил Барков направил Геннадию Букаеву письмо, в которой говорится, что запрашиваемые сведения не связаны с возможностью получения компанией дивидендов по «крайне незначительному» количеству акций, купленных непосредственно перед направлением запроса на получение «беспрецедентно большого объема конфиденциальных документов».

Источник «Ъ» на рынке, знакомый с позицией «Роснефти», отмечает, что «некорректно сравнивать миноритария, который владеет акциями для видимости и за которым неизвестно кто стоит, и государственную компанию, которая владеет стратегическими активами». Сравнение действительно некорректно, так как государство, которое владеет контрольными пакетами «Роснефти», «Роснефтегаза» и «Транснефти» может запросить у любой из этих компаний любую информацию и поделиться ей при необходимости с теми, кого сочтет нужным. Запрос «Востокгазинвеста», таким образом, представляется сомнительной интригой Игоря Сечина, выходящей за границы разумности и государственных интересов.

Михаил Барков в своем письме отметил, что компания усматривает в действиях миноритария «явные признаки корпоративного шантажа». Букаев, сообщает «Ъ», также напомнил, что запрос «Востокгазинвеста» прямо противоречит правовой позиции самой «Роснефти» и заявлениям лично Игоря Сечина. Когда миноритарий «Роснефти» Олег Кленов потребовал предоставить ряд документов, представители компании в суде настаивали, что у владельца акций должен быть обоснованный интерес в получении информации, а его отсутствие рассматривается как злоупотребление правом.