В конце апреля на совещании по вопросам развития Амурской области Владимиру Путину презентовали новый проект НПЗ. Презентацию вел сам  губернатор области Александр Козлов, который и рассказал президенту России о новом инновационном заводе в рамках развития  ТОР «Приамурская».

«Амурская энергетическая компания реализует НПЗ мощностью 6 млн тонн в год. Завод предполагает производство бензина и дизельного топлива. Объем инвестиций — 123 млрд рублей, из них уже сегодня инвестировано 2,7 млрд. Сейчас идет разработка ПСД, обустройство строительной площадки, возведение объектов вспомогательной и социальной инфраструктуры», – рассказывал губернатор. Президент одобрительно кивал.

Однако главе государства не сообщили некоторые нюансы проекта, прежде всего, о проблеме с сырьем. Сырья нет. На расстоянии около 50 км от проектируемой площадки проходит трасса нефтепровода ВСТО. Но взять из нее нефть для Амурского НПЗ невозможно. Просто нет объемов.  На днях советник президента «Транснефти» Игорь Демин в интервью ИА Vostok.Today подтвердил это: «Объемы нефти в трубе расписаны до 2030–2040 года. Мощность трубопровода — 80 млн максимум. И больше трубу не сделаешь, она железная».

Инициаторы проекта прорабатывают возможность поставок сырья железнодорожным транспортом. Но и с РЖД этот вопрос пока не согласован, и в проекте он не был заложен, как нерентабельный.

Другая проблема – кому будет нужна продукция Амурского НПЗ, если в соседнем Хабаровском крае есть два мощных НПЗ, в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. К тому же еще четыре года назад, когда в правительстве Амурской области заговорили о собственном НПЗ, местные СМИ писали, что в область можно выгодно поставлять топливо с Ачинского или Ангарского НПЗ. Плюс еще «Роснефть» собирается строить в Приморском крае крупнейший нефтехимический комплекс.

Вся Амурская область потребляет порядка 200-250 тыс. тонн бензина и 500-550 тыс. тонн дизельного топлива. Зачем области завод мощностью 6 млн тонн? Для того чтобы экспортировать бензин и солярку в Китай — не скрывают амурские руководители. В проекте завода сразу же заложено строительство продуктопровода в соседний с Благовещенском через Амур китайский Хайхэ.

Конечно, лучше экспортировать в Китай бензин и солярку с более высокой стоимостью, чем сырую нефть. Но вот устроит ли Китай такой вариант? И если уж экспортировать в Китай готовое топливо, то надо ли строить завод мощностью 6 млн тонн? В нефтепереработке масштаб предприятия имеет большое влияние на рентабельность производства, поэтому в мире если и строят новые НПЗ, то большой мощности, 10 и более млн тонн. При мощности 6 млн тонн в год невыгодна глубокая переработка нефти, такие предприятия способны делать лишь низкокачественный бензин и солярку, которые используются в развитых странах как сырье для переработки.

Если предположить, что проект НПЗ будет реализован вместо ВНХК ( как неоднократно говорили представители минвостокразвития), то на практике это означает вывод еще нескольких миллионов тонн со свободного рынка в интересах складывающегося монопольного потребителя – Китая. А монополист может диктовать цену поставщику… Уже сейчас танкер, отгружаемый по межправсоглашению на Китай стоит на 1 млн.$ дешевле, идущего по спотовым поставкам.

На прямой вопрос нашего корреспондента Игорь Демин заявил: «Я думаю, что ближайшее окружение вашего губернатора его дезинформирует. А он, соответственно, дезинформирует президента. И то, что Александр Козлов вышел с этим проектом к президенту, может рикошетом ударить по нему самому».