Уголовное дело в Барнауле, фигурантами которого стали девять местных полицейских, теперь уже бывших оперативников, которых осудили за взятки и сбыт наркотиков, буквально взорвало город. По Барнаулу поползли слухи и домыслы. Дело приобрело резонансный характер в Алтайском крае. Суд признал подозреваемых виновными и вынес наказание в виде лишения свободы сроком от 9 до 15 лет. Однако все ли так однозначно в том, что произошло? После расследования остались вопросы, на которые не ответило следствие и правоохранительные органы. Почему обвинение построено на показаниях наркоманов и наркоторговцев?

Все началось в феврале 2014 года. Подозреваемыми в уголовном деле стали сотрудники Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД в Алтайском крае. Вначале появилось заявление наркоторговца Владимира Тютикова. Он указал, что сотрудники местной полиции майор Олег Бригин, старший лейтенант Владимир Исаев, майор Сергей Мастюков и капитан Максим Яценко, участвовавшие в декабре 2013 года в его задержании, виновны в превышении служебных полномочий и получении взятки в размере 265 тысяч рублей.

По словам наркоторговца, оперативники подбросили ему в квартиру наркотики, а затем вымогали у него взятку, чтобы уголовное дело не было возбуждено. Однако возникает вопрос, почему заявление появилось только в феврале 2014 года, по истечении двух месяцев после задержания Тютикова с поличным. Почему торговец наркотиками молчал два месяца? Почему заявление появилось после того, как Тютикова официально обвинили в производстве и распространении наркотических средств, и ему грозило длительное тюремное заключение? Понятно, что им двигало желание уйти от наказания, длительного тюремного срока. Дальше идут сплошные неувязки и несостыковки, которые просто остались незамеченными следствием. Откуда оперативники могли знать, что в квартире Тютикова будет проведен обыск, чтобы пробраться туда и подбросить наркотики. Неужели оперативные работники, имеющие стаж и опыт в своей работе, не понимали, что, если в квартире наркоторговца обнаружат наркотики, то повлиять на судебный процесс они уже никак не смогут. Вероятно, написать обвинительное заявление в прокуратуру Тютикова надоумил его адвокат Кручин, бывший оперуполномоченный и коллега тех самых полицейских, которые задерживали его подопечного.

Именно в это время в прокуратуре появляется заявление обвиняемой по делу о сбыте наркотиков, ранее судимой гражданки Рудаковой. Она рассказала о полицейских, которые превысили свои служебные полномочия и получили от нее взятку в размере 400 тысяч рублей. В заявлении фигурировали лейтенант Владимир Исаев, капитан Александр Стоянов и майор Сергей Кноль. И в этом эпизоде – множество вопросов и неточностей. Под сомнение можно поставить размеры взяток, которые якобы получили полицейские от Тютикова и Рудаковой. И еще одно немаловажное замечание. В уголовном деле отсутствуют документы, подтверждающие факт передачи денежных средств, их количества, список лиц, кому, когда и при каких обстоятельствах были переданы деньги. Почему в уголовном деле нет ссылок на проведение досудебных оперативно-розыскных мероприятий, после которых обычно делаются выводы. Странно, что следствие и суд не заинтересовал вопрос о происхождении огромных денег у тех, кто давал взятки. Откуда у брата и сестры Рудаковых, никогда не работающих, ранее судимых, десятилетие “сидящих” на синтетических наркотиках и живущих на случайные криминальные заработки, были крупные суммы? Аналогичный вопрос касается и Тютикова. Как следствие могли удовлетворить ответы наркоманов и наркоторговца, что деньги они “накопили”? С другой стороны, почему факт отсутствия огромных денег у полицейских не заинтересовал следователей?

Дело считается громким и резонансным, когда в нем много обвиняемых, группа преступников в ходе следствия превращается в банду. А следователь вершит правосудие. За два года расследования обстоятельств уголовного дела в деле появились новые эпизоды, новые свидетели и обвиняемые. Некоторые оперативники в ходе расследования превратились из свидетелей в обвиняемых. Именно так произошло с капитаном полиции Евгением Полоховым и лейтенантом Антоном Распоповым, которые отказались давать ложные сведения в отношении своих коллег, не пошли на сделку со следователем и со своей совестью. По такой же схеме в “банду преступников” попали подполковник полиции Александр Тарасов и майор Сергей Мастюков.

Отдельно необходимо остановиться на методах работы следователя Виктора Ватутина. Недопустимым является тот факт, что главным в обвинении девяти человек стали показания сомнительных свидетелей. Не должно следствие опираться на показания асоциальных элементов, ранее судимых, признавших свою деятельность в суде преступной. Следователь Ватутин вступил в сговор с сомнительными свидетелями, видимо, имея от них какую-то выгоду. Кроме того, имеются сведения, что из некоторых свидетелей показания “выбивались”, то есть менялись в ходе расследования. Теперь многие из них уже об этом никогда не расскажут, поскольку погибли от передозировки, предположительно, героином – редким и очень дорогим даже для Барнаула.

Привычка решать дела с помощью “договорняков”, “отмазок” от уголовной ответственности клиентов за солидные вознаграждения, то есть взятки, превратила следователя Ватутина в человека, думающего только об обогащении и продвижении по службе. А свидетель или обвиняемый для него “пешка”, их показания – “пустые слова”, которые всегда можно “подредактировать” под следствие, и они “проканают”.

Уголовное дело об оперативниках по существу рассматривалось в Октябрьском районном суде города Барнаула под председательством судьи Шепшелевой Анны. В основе приговора, где решалась участь девяти человек, — показания наркоманов и наркоторговцев. На судебном заседании эти свидетели цинично смеялись над обвиняемыми оперативниками, ставшими заложниками прогнившей судебной системы. Со стороны поведение судьи Шепшелевой на суде в отношении свидетелей-наркоманов выглядело странным. Она изо всех сил старалась “вытягивать” из них нужные следствию показания, сама отвечала на вопросы с помощью наводящих намеков, когда те молчали, закрывала “рот” защите. По ее мнению, нельзя доверять свидетелям со стороны защиты, зато свидетели обвинения – наркоманы и наркоторговец – не имеют оснований лгать.

В сентябре в Барнауле прошел митинг, организованный родственниками осужденных полицейских. Те, кто был на мероприятии, протестовали против судебного произвола. Присутствующие говорили, что преступников из полицейских, отбывающих наказание, сделали следователи ватутины и судьи шепшелевы, которые должны ответить по закону за продажность, сговор со свидетелями, подтасовку фактов, служебный подлог и коррупцию.

Журналисты дадут свою оценку происходящему в Барнауле. Расследование продолжается.

Источник: http://jour-control.ru/news/bespredel-po-barnaulski.html