В большом материале в Forbes 23 сентября 2016 года глава фонда UCP Илья Щербович совершенно не к месту вдруг вспомнил о скупке акций «Газпрома» компанией UFG, которую он возглавлял в конце 90-х – начале 2000-х. UFG набрал «популярность» у иностранных инвесторов, пишет Щербович, скупая для них акции, при этом действуя якобы «четко в рамках действовавшего в то время законодательства».

По тексту никакого смысла вспоминать эту грязную историю не было, но человеческая психология… Тянет, тянет преступников к месту преступления. Раз уж Щербовичу не дает покоя та история, напомним, о чем идет речь.

Рынок акций «Газпрома» был полностью открыт в 2005 году. А до этого он был разделен на два рынка − внутренний, на котором продавались акции компании за рубли, и внешний − на нем торговались расписки ADR на акции. Разница в цене была двукратная в пользу ADR. Поэтому западные инвесторы хотели приобрести акции на внутрироссийском рынке, но покупать акции «Газпрома» на внутреннем рынке запрещалось компаниям с долей в уставном капитале зарубежных собственников 50 и более процентов.

Илья Щербович и тогдашние совладельцы UFG Борис Федоров и Чарльз Райан сделали состояние на махинациях по скупке в пользу иностранцев акций «Газпрома» в обход российского законодательства, занимая 85 — 90% этого рынка.

Вот что писали «Ведомости» 6 марта 2001 года.

— Следственное управление при УВД Северного округа Москвы заинтересовалось схемами, с помощью которых инвестиционная компания UFG покупает внутренние акции «Газпрома» для иностранных клиентов… Следователь Следственного управления при УВД САО Елена Свиридова заявила в интервью «Ведомостям», что уголовное дело N 87022, начавшееся с расследования вывода активов из банка «Восток-Запад» [еще одна афера Бориса Федорова – ред.], сегодня переросло в крупномасштабное расследование деятельности UFG. По мнению Свиридовой, в деятельности UFG налицо «злой умысел и многочисленные случаи нарушения действующего законодательства»…
UFG покупала акции для иностранцев по следующей схеме. Кипрская компания имеет по 40% акций сразу в трех российских компаниях, что позволяет им считаться резидентами. Однако, поскольку эти три российские компании при этом перекрестно владеют акциями друг друга, следователь Свиридова решила, что «совместный контролируемый иностранным инвестором капитал составил около 70% уставного капитала данных обществ». А это уже противоречит президентскому указу. Следствие нашло больше 25 таких связанных групп.

Сейчас Илья Щербович пытается провернуть аферу с привилегированными акциями «Транснефти». Он скупил порядка 70% обращающихся на рынке префов компании и начал против нее судебные иски в попытках изменить устав. По действующему уставу на префы выплачивается 10% прибыли компании, а Щербович добивается, чтобы выплаты на префы были не меньше, чем на обычные акции.

Более того, за последние три года за счет манипуляций на рынке глава UCP поднял стоимость префов «Транснефти» почти в три раза и попытался в конце 2015 года продать свой пакет компании на пике цены. Не получилось.

Сейчас Илья Щербович остался с пакетом непрерывно дешевеющих акций «Транснефти», отчего и проистекает поток эмоций о «защите инвесторов» в тексте в Forbes. Вот тут у него в памяти, точно по Фрейду, и всплыло сладкое воспоминание о скупке акций «Газпрома» − вот бы еще раз так поживиться…