Эмоциональный накал и живые реплики, иногда на повышенных тонах, сопровождали во второй день «Юридической Недели», организованной Западно-Сибирской Правовой Палатой при содействии Тюменской областной Думы и поддержке Банка ВТБ 24 (ЗАО), дискуссию в ходе Круглого стола о будущем российского юридического поля. Диалог шел о Госпрограмме «Юстиция», которая предполагает в течение нескольких ближайших лет переформатирование всего рынка юридических услуг в стране.

Еще недавно можно было дискутировать о разных вариантах его регулирования. Сегодня же вопрос практически решен: нас ждет адвокатская монополия. Обсуждать есть смысл только условия ее введения и возможности реформирования самой адвокатуры с учетом реалий времени.

«На сегодняшний день принято основополагающее решение, что оказание юридической помощи в Российской Федерации, поскольку она вступила в ВТО, должны оказывать только адвокаты, как и везде в ЕС. В Европе осталось всего три страны, где юридические услуги может оказывать даже дворник: Эстония, Финляндия и Россия. Теперь обсуждается вопрос, как будет осуществляться этот переход. Последняя позиция, согласованная с Министерством юстиции, такова: все юристы должны будут стать адвокатами, за исключением налоговых консультантов, которые адвокатами могут и не быть», — поясняет Президент Адвокатской палаты Тюменской области Василий Яковлев.

Что касается сроков введения Программы в действие – то, что было запланировано на 2014 г., перенесено пока на следующий, 2015-й. «Реформа будет введена не завтра, и не в следующем году. Для того, чтобы включить тот механизм, о котором мы говорим, необходимо изменить действующее законодательство, — отмечает сложности перехода Начальник Управления Министерства юстиции РФ по Тюменской области Анна Кащук. – Еще одна проблема: невозможно работать с молодыми специалистами – приходят абсолютно неподготовленные кадры. Для развития Программы «Юстиция» необходимо очень серьезно говорить о кадровой составляющей профессии».

Есть мнение, что никаких экономических предпосылок для слияния юристов и адвокатуры нет.

«Считаю, что юридическую помощь должны оказывать квалифицированные специалисты, к ним необходимо предъявлять определенные квалификационные требования, и они должны регулярно повышать свою квалификацию. Как сейчас и происходит в Адвокатской палате РФ,» — четко определяет свою позицию Василий Яковлев. При этом надо понимать: чтобы попасть в адвокатуру и получить адвокатский статус, нужно как минимум иметь не только законченное высшее юридическое образование, но и опыт работы не менее 5 лет.

В целом, хотя цель реформы – создание на базе адвокатуры корпорации профессиональных юридических консультантов, а соответственно, повышение как этических и профессиональных требований к специалистам, так и их статуса – введение новых правил регулирования многих пугает.

«Расшнуроваться и не стесняться задавать вопросы!» – приглашает участников к неформальному общению и реальному разговору о наболевшем Сергей Шатохин, председатель Совета НП «Западно-Сибирская Правовая Палата», генеральный директор ЗАО КК «ПРЭФИШ» (см. интервью ). А вопросов действительно много. Есть мнение, что никаких экономических предпосылок для слияния юристов и адвокатуры нет. Более того, что реформа может привести к ущемлению прав клиентов. Дело в том, что с теми задачами, которые решают для своих клиентов бизнес-юристы – адвокаты, особенно в регионах, просто не справятся в силу своих специфических профессиональных особенностей.

Кроме того, сложно представимо будущее внутри самого юридического цеха. «Только у нас в Тюмени порядка 200 юридических фирм. В России в целом более 300 тысяч юристов. Куда эти фирмы и этих специалистов девать – когда правовых консультантов, как класс уничтожат?» – рассуждают участники дискуссии. Встает вопрос и о конкуренции на профессиональном рынке с приходом такого количества новоиспеченных адвокатов, которые потеснят 68 000 сегодняшних адвокатов России…

Анна Кащук

Реформа будет введена не завтра, и не в следующем году.

Юристам с перспективами реформирования, очевидно, придется смириться, быть готовыми к непростому «переходному периоду» и научиться видеть в новых реалиях преимущества. «Почему мы должны сейчас начинать как можно плотнее обмениваться информацией, сотрудничать с Адвокатской и Нотариальной палатами? Потому что их защищенность Законом, по сравнению с нашей, гораздо выше. Действующим юридическим компаниям такая помощь государства тоже не помешала бы. Даже в Китае юристы сейчас защищены лучше, чем в России… – анализирует Сергей Шатохин. – Так что в Программе «Юстиция» есть достаточно нужных изменений. Но есть и моменты, которые «напрягают». Задача юридического сообщества — не нанести вред нашему рынку. Надо сказать, исторический опыт показывает, что, оказавшись в худших условиях, мы как-то, как правило, лучше действуем – более самоотверженно, с большей отдачей… Надеюсь, что ситуацию в стране выправим в нашу пользу и в пользу бизнеса. Тем более, что руководство страны и региона всегда включается, видя, что наши замечания имеют реальную подоплеку и смысл».

Круглый стол в ходе «Юридической Недели» стал по факту первой региональной площадкой для обсуждения вопросов реформирования с участием всех заинтересованных сторон, включая органы власти. Впрочем, «Западно-Сибирская Правовая Палата» свою задачу видит в том, чтобы организовывать не просто диалог руководителей адвокатского сообщества и юристов, но и реально работать на их взаимодействие, стабильность и сохранение юридического бизнеса в стране и регионе.

«Профессия юриста, в том числе в общественном сознании, должна повышать свой статус, — убежден Сергей Шатохин. – Сегодня многие относятся к юристам как к чему-то, «с чем расстаться сложно, но неприятные ощущения есть». Работаю на рынке больше 23 лет, с августа 1991 года. За это время чего только не наслушался о нашей помощи бизнесу. Надо, чтобы к нам относились более доброжелательно. И чтобы рассказывали все, как врачу. Иначе и рецепты неверно выпишем! Только при полном доверии мы можем предпринять самые эффективные усилия, оказать самую эффективную помощь клиентам. И такое изменение отношения общества к нашей к профессии – тоже один из приоритетов нашей работы».

Василий Яковлев

Последняя позиция, согласованная с Министерством юстиции, такова: все юристы должны будут стать адвокатами, за исключением налоговых консультантов, которые адвокатами могут и не быть.

Все эти вопросы болезненны – так как имеют коренной характер для осуществления механизма оказания юр.услуг в нашей стране. «В итоге реформы возможно изменение и качества услуг, и количества предложений. Скажем, сейчас сложные проекты часто ведет не один юрист, а команда специалистов, комплексно 5-6 человек: например, по земельным проектам работают и геодезисты, и кадастровики, и эксперты по независимой оценке… Это целый конгломерат специалистов, которые должны выстроить совместную работу. Адвокатура этим не занимается. В конечном итоге для рынка и экономики проведение реформы может означать – что вырастет цена на юр.услуги: чем меньше тех, кто готов их оказать – тем меньше конкуренция и выше стоимость. Это, естественно, коснется всех потребителей услуг, затронет всю бизнес-сферу, — отмечает Сергей Шатохин. — Мы обратили внимание на этот вопрос с тем, чтобы показать его остроту, вывести обсуждение в публичное поле, консолидировать всех участников рынка, которых он касается – и выработать какие-то конструктивные предложения. Есть вызов со стороны государства – мы должны на него ответить, обозначить свою позицию, понимая все последствия нововведений. Юридическая поддержка – это высокотехнологичная услуга. Просто так ее не создашь… Рады, что Тюменская областная Дума наши предложения ждет, депутаты готовы работать с ними».

В завершение Круглого стола участники обсудили также вопросы реформы нотариата, в том числе, расширение полномочий нотариусов, обеспечение доступности нотариальной помощи, совершенствование контроля в этой сфере.

Благодарим за предоставленные фото Екатерину Бисимбееву