Сегодня инвесторы рассматривают налоговую нагрузку как условие, дающее право на ведение бизнеса. Мы так привыкли, а ведь это лишь элемент фискальной политики, лишенный  гибкости…

Если инвестор сомневается в эффективности инвестиций, он начнёт ущемлять расходы – оплату труда, обеспечение качества продукции, что только ухудшает его экономическое и рыночное положение.  Муниципалитет остаётся пассивным, что формирует налоговую среду, в которой при грамотном подходе к расчетам инвестирование и не начнется. Мы упираемся в среду, заведомо не готовую принять налоговую систему, не способную на управление бюджетными доходами.

В настоящее время налоговая политика свердловских властей направлена в первую очередь на тех, кто не может выбрать иное место для инвестиций, вместо того, чтобы обратиться еще и к мигрирующему капиталу.

Этот вопрос следует решить, для чего необходимо осознать необходимость стимулирования роста налоговых поступлений, что повлечет за собой  рост конкурентных преимуществ  региона. Пока этого осознания нет. Взаимодействие получается лишь в случае, когда играют «большие деньги», то есть когда бизнес-структуры делают юрисдикции такое предложение, от которого трудно отказаться, и которое предполагает корректировку налоговой  нагрузки. Предложение проверяется, и выясняется, что пойти на налоговые уступки можно! Иными словами, получается, что данный инструмент превращается в элемент коррупционной составляющей.

Между тем, представительный орган муниципального образования обладает исключительной компетенцией на:

— установление, изменение и отмену местных налогов и сборов;

— принятие программ развития муниципалитета.

Конечно, всё это непосредственно затрагивает самые существенные интересы населения. Но если мы понимаем это и видим темпы развития местной экономики, и можем ими законно управлять, то почему этим не занимаемся?  Почему не спрашиваем с тех, кто занимается?


По материалам ekb.dk.ru | Фото www.proshkolu.ru.