Ее географические размеры огромны. Согласно этой теории, такое расхождение — еще больше увеличивающееся при Путине — в самом глубоком смысле этого слова, следует понимать как отражение совершенно разного исторического опыта, пройденного Россией и Западом. Это наполнило ее жестокостью по отношению к государствам НАТО.



Эта попытка оказалась неудачной, и теперь мечта похоронена на дне Черного моря — в результате аннексии Россией Крыма марте 2014 года, ее вторжения на восток Украины, а также неудачно разработанной и неправильно проводимой западной политики на постсоветском пространстве.

У этой теории есть сильные и слабые стороны. С другой стороны, существует риск допустить концептуальную ошибку, отождествив властного диктатора с обществом в целом, будто бы стремления г-на Путина и более чем 140 миллионов россиян — это одно и то же. Предположение о том, что Путин очень популярен среди россиян, которые поддерживают его милитаристскую внешнюю политику, не выдерживает критики, если сравнивать с популярностью любого западного политика. Главное, что имеет значение, — это экономические и социальные достижения властей, а не их внешнеполитические авантюры, которые, возможно, и впечатляют, но со временем, как правило, теряют свою привлекательность.

Российская экономика страдает из-за сокращения численности трудоспособного населения, крайне низкой производительности труда, чрезмерной зависимости от природных ресурсов, недостаточного объема инвестиций и инноваций, оттока капиталов, разгула коррупции и беззакония. Невозможно представить себе меры, которые могли бы свести к минимуму влияние этих недостатков на российский стандарт жизни, поскольку они потребуют меньшей конфронтации с Западом и менее удушливых внутриполитических условий.

Аннексию Крыма поддержало даже больше россиян, чем в 2008 году войну против Грузии.

К марту нынешнего года их число уменьшилось до 34%. Тем временем 64% россиян (56% в 2009 году) высказались против использования любых средств, включая военные, для удержания бывших советских республик в сфере влияния Москвы.

Такие исследования показывают, что население России не следует слепо за Кремлем во всех отношениях. Значительная часть общества готова принять западную точку зрения, согласно которой международные отношения являются не только политической и военной сферой, но и областью развития торговых, общественных и культурных отношений.

Однако следует быть реалистами. В отличие от властей западных стран, Владимир Путин и его окружение не обязаны отчитываться ни перед законодательными органами, формируемыми в результате прозрачных свободных выборов, ни перед народом. «Путин и его приближенные зашли слишком далеко в своей внутренней и внешней конфронтации, и будет трудно отступить», — подчеркивает автор. «Зацикленные на установлении глобального престижа России, расправе со своими внутренними критиками и сборе личных наград на государственных должностях, на некоторое время они посадят нас на ту же скучную диету с пропагандой о враждебном, вырождающемся западе и марионетках из пятой колонны», — написал Барбер.

Западу следует упорно и настойчиво проводить в отношении Москвы свою политику, а также прилагать максимум усилий, чтобы Украина стала успешной страной. Им не следует подыгрывать Путину, воспринимая сегодняшнее ухудшение отношений с Россией как свидетельство своего рода ожесточенной борьбы между двумя «конкурирующими» моделями цивилизации.

«Москва и Запад не ладят не потому, что представляют собой противоположные системы ценностей и типы людей, а, главным образом, из-за того, что Кремль находится под контролем чрезвычайно озлобленного силового аппарата. Западу надо потерпеть и пока держать настороже свои политические антенны в ожидании того дня, когда меняющиеся внутрироссийские условия создадут предпосылки для уменьшения международной напряженности, — каким бы далеким он ни казался, пока Путин у власти», — резюмирует автор.


фото imgcdn1.luxnet.ua