Относительно слабая реакция занятости на кризис также стала фактором, тянущим вниз зарплатную динамику.


Из четырех экономических секторов (обрабатывающая промышленность, сектор услуг, топливный и бюджетный сектор) сильно выделяется динамика зарплат бюджетного сектора. Уровень безработицы, выросший в первом полугодии 2015 года с 5,2% до 5,8%, до конца года оставался вблизи этой отметки, что отражает специфику российского рынка труда (для него сохранение уровня занятости является приоритетом при выборе инструмента сокращения издержек компаний на оплату труда). Вторыми по степени снижения покупательной способности оказались зарплаты в обработке и добыче — они вернулись к уровню конца 2011 года, а «посадка» реальной зарплаты составила 7% и 12% соответственно. Но покупательная способность реальных зарплат больше всего упала у представителей сферы услуг, достигнув уровня 2010 года. У бюджетников этот показатель в конце 2015 года вернулся к уровню, достигнутому сектором в 2012 году, — а снижение реальных зарплат с начала 2014 года было особенно заметно в сравнении с бурным ростом в 2012—2013 годах (последний был вызван выполнением указов президента Владимира Путина). Безработица в том числе повлияла и на номинальный рост зарплат, которые в 2015 году выросли лишь на 4,6% против роста в 12,7% за 2014 год.

Немногим менее пострадали россияне, работающие в сервисе: их доходы за два года упали на 13,5%, откатившись к уровню 2010 года.

Как считают во ВШЭ, снижение реальных доходов населения способствует сокращению ВВП из-за уменьшения потребительского спроса и вынуждает власти ограничивать импорт.


фото www.fedpress.ru