Почему топ-менеджер, возможно, готовит побег из России, рассказывает издание The Moscow Post.

Недавно Минэкономразвитие предложило дать министерствам и Росимуществу возможность менять топ-менеджеров в госкомпаниях. Если это предложение будет принято, одним из первых кандидатов на лишение кресла окажется вице-президент “Транснефти” Максим Гришанин, который курирует финансовый блок. Под его мудрым руководством компания только за последние два года потеряла более 100 миллиардов рублей. Причем сам Гришанин не только не лишился своего кресла, но был даже премирован начальством.

Более 100 миллиардов компания потеряла на сделках с валютными деривативами. Перед самым разгаром кризиса и обвалом курса рубля руководство “Транснефти” почему-то решило сделать ставку на падение курса доллара. Еще 25 миллиардов испарилось со счетов сомнительных банков, таких как “Внешпромбанк” и Интеркоммерц.

Впрочем, мотивы таких сомнительных операций становятся яснее, если посмотреть на руководство того же “Внешпромбанка”. Его глава Георгий Беджамов имеет тесные дружеские связи с самим руководителем “Транснефти” Николаем Токаревым. И, судя по всему, не только дружеские — банк Беджамова стал печально известен после того, как пытался удержаться на плаву, привлекая средства на депозиты у крупных компаний и «откатывая» руководству компаний до половины от суммы. В январе этого года “Внешпромбанк” остался без лицензии и с дырой в балансе в размере 187,4 млрд рублей. Беджамов же сбежал в Монако, прихватив с собой, по подсчетам экспертов, почти 3 миллиарда долларов.

Судя по всему, Гришанин и Токарев также хотят жить в России как можно меньше. Руководитель “Транснефти” уже подстелил себе соломку — его дочь, Майя Болотова, еще с 2014 года является гражданкой Кипра. Там же у этого семейства находится множество оффшорных компаний. Гришанин же, наверное, надеется на помощь Беджамова, который, по слухам, готовит запасные аэродромы для подобных топ-менеджеров. Так или иначе, замять пропажу 100 миллиардов рублей “Транснефти” уже вряд ли удастся. Поэтому люди, близкие к руководству компании, сообщают, что в их среде царит настоящая паника.