Также Лавров по итогам заседания группы по Сирии сообщил, что военная операция ВКС РФ в Сирии против ИГИЛ (запрещена в РФ), «Джебхат ан-Нусры» и других террористических организаций продолжится после прекращения огня. В настоящее время в обществе идут дискуссии о том, намерена ли Турция вторгаться в Сирию и в принципе принимать какие-либо конкретные действия, чтобы восстановить связь с Алеппо и не допустить закрепления там сирийских курдов. Он намекнул об авиаударах по объектам «Рабочей партии Курдистана». Турецкий президент заверил, что текст — «это попытки напасть на Турцию».


Страхи Анкары связаны с возможным учреждением курдской автономии вдоль турецкой границы. Для Анкары на карту поставлено слишком многое: получение контроля или хотя бы твердых позиций в Сирии рассматривалось в Турции как стартовая площадка по реализации геополитического проекта по формированию турецкой сферы влияния на Ближнем Востоке.

Эрдоган заявлял, что если сирийские курды окажутся на западном берегу Евфрата, для турков это будет означать пересечение «красной черты», но на самом деле «Демократический союз» уже сделал это. Обстрелу со стороны сирийско-турецкой границы подвергся также расположенный в 10 км от нее населенный пункт Аазаз.

На днях сирийская армия при поддержке отрядов народного ополчения отрезала главные пути снабжения террористов, ведущие из Турции на север Алеппо.

В этом контексте решение сбить российский Су-24 в ноябре кажется серьезным стратегическим просчетом.

Эрдоган также заявил, что «нельзя требовать от Турции делать больше в то время, как будут продолжаться операции режима Башара Асада и бомбардировки российской авиации», и даже поставил под сомнение легитимность ООН. Курды отвоевали его у трех группировок повстанцев исламистского толка, в том числе из «Сирийской свободной армии».


фото kor.ill.in.ua