В последнее время идут горячие дискуссии относительно стратегии развития нефтегазового комплекса России и приватизации госкомпаний сектора ТЭК, за который в правительстве отвечает вице-премьер Аркадий Дворкович. Задача у Аркадия Владимировича непростая, во-первых, сегодня каждый житель России ощущает на себе слабость экономической модели, построенной вокруг «трубы», во-вторых, большое влияние на принимаемые решения оказывает олигархический характер сектора, жесткие столкновения интересов, попытки перераспределения собственности зачастую вызывают непреодолимые противоречия между ключевыми игроками.

Но Дворкович, являясь давним сторонником либеральных взглядов,  такого расклада не боится, часто вступает в полемику с Газпромом и Роснефтью, отстаивая свои принципы и взгляды. Многие эксперты считают, что именно такое противостояние вице-премьера и нефтегазовых «генералов» идет на пользу России, ведь именно система противовеса позволяет снижать коррупцию и повышать доходы в бюджет государства.

Дворкович работал вместе с Германом Грефом, выступал одним из разработчиков экономической правительственной программы Центра стратегических разработок, а после того, как в мае 2000 года Греф был назначен министром экономического развития и торговли РФ, стал его советником. Уже в 2001 году Дворкович занял должность заместителя главы МЭРТа.  Был одним из разработчиков налоговой реформы с введением плоской шкалы 13-процентного подоходного налога. С 2008 года помощник президента РФ Дмитрия Медведева, входил в Попечительский совет фонда «Сколково» и Комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики России, нынеПредседатель Попечительского совета Сколтеха и член Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России. В мае 2012 года назначен заместителем председателя правительства РФ. Аркадий Владимирович имеет репутацию рыночника, в своих программных выступлениях выступает за приватизацию госактивов, повышение прозрачности и улучшение корпоративного управления, зачастую критикует компании за непрозрачность их финансовых вложений, высокие операционные расходы, спорные системы вознаграждения руководства и неоправданные привилегии.

Но критика вице-премьера по каким-то причинам обходит стороной нефтетрубопроводного монополиста, компанию «Транснефть», которая в последнее время печально прославилась целым рядом провальных ошибок менеджмента. «Транснефть» получила астрономические убытки (более 80 млрд. руб) по деривативам, сделки по которым не имела права совершать; стала чемпионом страны по потерям денежных средств в сомнительных банках «Внешпромбанке» и «Интеркоммерце» (более 20 млрд. руб.); обвела государство вокруг пальца, заплативмизерные дивиденды в госбюджет за 2015 год — всего лишь 9% от прибыли по МСФО вместо положенных 50%. И это в обход распоряжения Правительства  РФ № 705-р, в котором зафиксировано, что направляемая на выплату дивидендов сумма не может быть меньше 50% по МСФО. Это самый низкий показатель выплат из списка отраслевых госкомпаний. Кроме того, «Транснефть» скандально прославилась публичным противостоянием со своими акционерами из-за дискриминации по дивидендам. Именно «Транснефть», вопреки законодательству, впервые за всю историю российского рынка акций заплатила владельцам привилегированных акций дивиденды меньше, чем по обыкновенным акциям, принадлежащим государству. В результате разгорается публичный скандал, в который вовлечены крупнейшие портфельные инвесторы в Российскую экономику, недовольные явно враждебной политикой госкомпании.  Токарев, к слову сказать, и не скрывает своей неприязни к акционерам.  Чего стоят его слова: «У нас один акционер – государство. У нас миноритариев нет … Есть привилегированные (акционеры). Но привилегированные, вы знаете, это такое условное название. Это не акционеры на самом деле …»

На самом деле, если бы подобные негативные заявления в адрес миноритариев, и тем более такие серьезные финансовые и корпоративные нарушения были выявлены в любой другой компании нефтегазового сектора, который курирует Дворкович, то его реакция последовала бы незамедлительно.  В случае с «Транснефтью» происходит замалчивание скандалов, вице-премьер не комментирует ситуацию вокруг компании, не отвечает на вопросы СМИ, не расследует всевозможные нарушения менеджмента. Почему?

По мнению автора статьи, есть два основных варианта объяснения причины. Во-первых, известно, что Аркадий Дворкович давно мечтает о кресле руководителя «Транснефти». Хотя вполне возможно, что внутренний аппаратный этикет не позволяет ему идти с открытым забралом против Николая Токарева, выступив в роли  его «могильщика». Проще дождаться, когда недовольство деятельностью руководителя «Транснефти» достигнет своего апогея, а момент этот не за горами. Так что пусть критикуют и разоблачают другие, а Аркадий Владимирович подождет.

Но есть и более прозаичный вариант. Дело в том, что Дворковича связывают тесные отношения с группой «Сумма» и братьями Магомедовыми, так, например, с Зиявудином Магомедовы он учился вместе в МГУ. Братья же, в свою очередь, имеют совместный бизнес с «Транснефтью» (Новороссийский морской торговый порт) и неформальные отношения с Токаревым. Возможно, что именно по этим дружеским каналам и поступают просьбы закрывать глаза на все вопиющие «косяки» «Транснефти» и скандалы вокруг нее.