За январь-октябрь этого года в Махачкалинском морском торговом порту (ММТП) было перевалено 0,9 млн тонн при годовой мощности нефтяного терминала порта – 8 млн тонн. Фактически, порт встал, сообщает агентство Stringer. Нефтяники покинули порт из-за воровства нефти.

«Лукойл» построил сотни километров труб и качает нефть со своих шельфовых месторождений в нефтепровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). На середину сентября «Лукойл» поставил в КТК с начала года 2,3 млн тонн нефти. Корчагинское месторождение «Лукойла» физически ближе к Махачкале, но «красно-белые» не хотят и думать о ММТП.

Почти полностью ушли из порта туркмены. В мае прошлого года частная компания «Дагнефтепродукт», занимающаяся посредничеством по перекачке нефти из танкеров в государственном ММТП в государственный же нефтепровод «Махачкала – Новороссийск», безвозвратно забрала у туркмен 5 тыс. тонн нефти. Это дополнительно к постоянному воровству: в 2013 году потери нефти при перевалке туркменской нефти в емкости «Дагнетфепродукта» при норме 0,2% составляли 0,69%, в 2014 – 0,84%, в 2015 – 0,44%, в 2016 – около 1,5%.

В Махачкалу пока возят небольшой объем нефти только казахстанские производители, которых сюда привлекает низкий тариф «Транснефти» на прокачку до Новороссийска. Тариф Махачкала-Новороссийск — $15, более чем втрое ниже, чем в КТК и БТД ($50 для «своих»).

Каждый год «Транснефть» десятки раз (только за последний год около 40) останавливает прием нефти на узле учета на входе в нефтепровод, когда менеджеры «Дагнефтепродукта» слишком обильно разбавляют нефть из танкеров морской водой. Последний раз прием нефти был остановлен 25 октября. При максимально допустимой в отгружаемой нефти норме влажности 0,5%, воды в ней оказалось 2,7%.

Собственники «Дагнефтепродукта» построили на приватизированной земле (захватив все, что возможно в черте города) три «самовара», производящих нафту и мазут. Мазут компания закачивает обратно в емкости с нефтью, а полученное топливо расходится по бензоколонкам республики. Объемы отобранной из нефти нафты списываются на естественные потери по максимальным нормативам и дополняются морской водой из Каспия.

Недавно в Москве на уровне правительства прошло совещание по ситуации вокруг Махачкалинского порта. СМИ сообщили: представители «Транснефти» будут проверять качество нефти на танкерах. Бессмысленное решение, так как с качеством привозимой нефти проблем нет. Проблема возникает в емкостях «Дагнефтепродукта».

Уничтожение криминалом Махачкалинского порта идет на фоне войны за сам порт между двумя олигархическими кланами – братьев Магомедовых и Керимова. Последнего недавно «закрыли» во Франции, по одной из версий, с помощью Магомедовых.

Керимов стоит за прежним руководителем ММТП – Ахмедом Гаджиевым, приходящимся родным братом соратнику Керимова – Магомеду Гаджиеву. А Зиявудин Магомедов стоит за фигурой Андрея Гормаха, которого федеральная структура «Росморречфлот» в середине 2016 года попыталась сделать новым генеральным директором порта, отказав в продлении контракта Гаджиеву. В результате верх одержал клан Керимовых, поставив во главе ММТП нынешнего директора Мурада Хидирова, первого заместителя Гаджиева. Гормаха же крепкие ребята с автоматами просто не пустили на территорию порта.

Планы правительства по созданию Каспийского транспорт-логистического комплекса с увеличением мощности нефтяного порта до 11 млн тонн могут быть реализованы только в том случае, если порт очистят от жуликов. Сверхзадача, которую государство не может решить уже много лет, – взять под контроль только первый километр нефтеперевалки – от танкера до узла учета «Транснефти». Вся каспийская нефть «портится» в этой зоне. «Дагнефтепродукт» надо либо национализировать, либо отобрать у него часть земли и создать ему честно работающего конкурента. В противном случае поток нефти полностью остановится и порт умрет. А слухи о строительстве игорной зоны на месте порта, на который затрачены миллиарды государственных рублей, превратятся в реальность.