На видеоканале издательского дома «Подмосковье сегодня» в прошлом месяце показали сюжет: из небольшой ямы вьется дымок от почти догоревшего костра. Вроде бы ничего особенного, но яма с костром находилась в метре от трубы с бензином кольцевого нефтепродуктопровода (КНПП), который проходит прямо по центру дачного некоммерческого партнерства (ДНП) «Жилино» Солнечногорского района Московской области.

По трем трубам КМНПП перекачивает за год более миллиона тонн бензина, авиационного керосина и дизельного топлива. Авиакеросин поступает в три московских аэропорта: Шереметьево, Внуково и Домодедово.

Нефтепродуктопровод был построен в 1974 году. Ресурс труб по прошествии стольких лет возможно подходит к концу, так что вероятность аварии возрастает с каждым годом. А заменить трубы мешают десятки зданий, построенных настолько близко к трассе, что к трубопроводу не может подобраться строительная техника.

Аварии на трубопроводах с жидким топливом отличаются от аварий на газопроводах. Последние выбрасывают фонтан газа, который загорается от малейшей искры. Только в этом году произошли две крупные аварии. В Калужской области 29 апреля в 1,5 км от населенного пункта Воробьи взорвался газопровод. Пламя, по свидетельству очевидцев, достигало нескольких десятков метров. В Пермском крае у поселка Октябрьский 8 августа произошла аналогичная авария на газопроводе. От взрыва в ряде домов вылетели стекла, а жар от пламени чувствовался на расстоянии несколько сотен метров. При этих двух взрывах никто не погиб только потому, что рядом не было жилых домов.

Жидкое топливо при небольших утечках, не определяемых приборами, медленно пропитывает землю вокруг. Это можно не заметить, как не заметила семья, устроившая пикник на берегу Москвы-реки в районе Капотни в августе прошлого года. От разведенного костра (в охранной зоне трубы! Игнорируя информационные знаки расположенные на водном переходе разлившееся топливо вспыхнуло на большой площади с высотой пламени более 80 метров, женщину и ребенка удалось спасти, а мужчина позже скончался от полученных ожогов.

В Жилино в опасную зону, в которой запрещено любое строительство, попадают 15 домов. Начальник юридической службы Володарского РПУ АО «Транснефть – Верхняя Волга» Дмитрий Оськин рассказал, что застройщики не получали разрешений на строительство от эксплуатирующей трубопровод организации и от местной администрации.

Однако администрация Солнечногорского района уведомляла собственников об особых условиях использования принадлежащих им земельных участков. Компания «Транснефть – Верхняя Волга» также неоднократно предупреждала застройщиков о недопустимости строительства и выдала предписания о необходимости снести недостроенные еще дома в течение 14 дней. Не получив ответа, компания вынуждена была обратиться в суд.

На что рассчитывают люди? Возможно, на то, что в соответствии с п. 17 ст. 51 Градостроительного кодекса им не требовалось получать разрешение на строительство домов на своих участках. Но по закону об охранных зонах магистральных трубопроводов стройки в охранных зонах и зонах минимально допустимых расстояний магистральных трубопроводов категорически запрещены. И все суды во всех регионах страны в таких случаях выносят однозначные решения о сносе строений независимо от того, идет ли речь о дощатом сарае или трехэтажном кирпичном особняке, как в Жилино.

По России в целом выявлены тысячи случаев нахождения строений в опасной близости от магистральных нефтегазопроводов. Владельцы труб пытаются воздействовать на собственников, подают иски в суды о сносе и выиграли уже многие десятки. Люди в ответ начинают писать жалобы во все инстанции и устраивают пикеты, до массового сноса дело пока не дошло. Не дошло пока… в результате аварии на каком-нибудь трубопровода не погибнут несколько человек. Тогда власти спохватятся, пригонят экскаваторы и бульдозеры, и начнется массовый снос домов. Люди снова бросятся протестовать, но не все… те, кто в результате аварии превратятся в обгоревшие трупы, возражать против сноса не смогут.