Кого легче встретить в наше время на улице, в кафе, в транспорте, в дружеской компании – человека татуированного или татуировкой не отмеченного? Пожалуй, ответить не так просто. С точки зрения строгой социологии – нетатуированных людей пока все-таки больше, но с точки зрения социологии бытовой, базирующейся на реальности, данной нам в ощущениях, татуированные уже потихоньку начинают преобладать. Татуировки стали модой и тенденцией всеохватывающей. Они есть у людей всех возрастов, профессий, мировоззренческих взглядов, цветов кожи и иных идентичностей, пишет издание Регионы Онлайн.

Татуировки из вещи достаточно экзотической, эпатажной, постепенно превращаются в нечто обыденное, чуть ли не само собой разумеющееся. Соответственно, и их смысловое наполнение примитивизируется, либо до полного отсутствия смысла вообще, либо до самых пошлых штампов: у мужчин – волк и череп, у женщин. Однако далеко не все пока скатились в банальщину и желание набить себе что-то лишь ради того чтобы набить. Делают татуировки и со знаки верности и любви к членам своей семьи, и с выражением своей жизненной позиции, в том числе через философские высказывания и религиозные символы. Это касается людей как обычных, так и известных. Допустим, Евгений Плющенко изобразил на своем правом предплечье крылатый крест и латинскую надпись: «Viam supervadet vadens» («дорогу осилит идущий»). А у великого аргентинского футболиста Диего Армандо Марадоны на ноге портрет его покойного друга, не менее великого Фиделя Кастро, а на плече – портрет соратника Кастро, еще одного великого – Эрнесто Че Гевары (кстати, тоже аргентинца по национальности).

Еще один подвид всемирной моды на нательные изображения- корпоративные татуировки. Они более глубокомысленны и наполнены различными подтекстами, чем это может показаться. Это не только внутренний message о лояльности для самой компании, но и мощный внешний посыл контрагентам: компания настолько солидна, надежна и настроена на многолетнюю работу, что ее члены считают совершенно уместным нанести ее символику на свое тело фактически навсегда. Наполеоновский маршал Жан-Батист Бернадот, ставший затем шведским королем Карлом Юханом, до смерти скрывал свою татуировку «Смерть королям!», напоминавшую о лихих временах революционной молодости. Нынешние носители корпоративных тату уверены, что с ними резкие перемены, заставляющие забыть о прежнем этапе профессиональной жизни, не случатся, и доносят эту уверенность до окружающих.

За рубежом, где зародился феномен корпоративных тату, им отдают дань как обычные сотрудники, так и тузы из колоды топ-менеджмента (Ренцо Россо, основатель знаменитого бренда Diesel, нанес на шею изображение индейца, являющееся логотипом этого бренда).

Постепенно пришли корпоративные тату и в Россию. Скажем, Ильдар Шале, креативный директор брендингового агентства Punk You Brands, выбил его логотип себе на руке. А недавно Яна Ганник, директор по маркетингу банка «Точка», вытатуировала на руке эмблему своего банка — букву Т. Сама Ганник так описала мотивы своего поступка: «В первую очередь это не какой-то внешний жест. Речь исключительно о моем собственном мироощущении, для которого моя работа — одна из незыблемых фундаментальных основ. Но если люди, глядя на мое тату, будут убеждаться, что наш банк это не просто мимолетная делянка случайных людей, а настоящий выбор и дело жизни — я только порадуюсь. Банк «Точка» и Яна Ганник, точнее, любой сотрудник с любым именем, не существуют порознь. Это единое целое. Только компания, основанная на такой философии, может быть привлекательна».

Видимо, то, о чем говорит Яна Ганник, в краткосрочной перспективе станет основой новой корпоративной культуры нашей страны. И татуировки сотрудников с изображением родных (уже без кавычек) брендов — лишь одна из ее составных частей.