В Перми 10 августа прошел пикет против сноса домов в охранных зонах нефте- и газопроводов в крае. В нем приняли участие жители СНТ «Ерепеты», чьи дома находятся в охранной зоне газопровода «Нижняя Тура – Пермь 1,2,3», владельцы домов в микрорайоне Запруд и деревне Адищево, дома которых требуют снести из-за близости к нефтепроводу «Каменный Лог – Пермь».

Проблема со сносом домов имеется во многих регионах России. Но обобщать все случаи не стоит, о чем свидетельствует история владельца дома в Адищево Ильи Микова. Накануне пикета Илья Миков рассказывал журналистам: «Митинг организован такими же, как я, жителями загородных домов, которые пострадали от судебных решений, вынесенных в пользу нефтяных и газовых компаний… Если говорить о моей ситуации, у меня есть загородный дом в деревне Адищево, он был построен в 1997 году, а в 1999 году через эту деревню прошла вновь ветка магистрального нефтепровода «Каменный Лог-Пермь», который принадлежит «Транснефти». Эта ветка была перенесена из другого месторасположения за 800 метров от этого. По документам это была реконструкция нефтепровода, а фактически через деревню прошла вот эта новая ветка. С 1999 года, когда все это произошло, все жили спокойно, а в 2013 году мы получили от «Транснефти» уведомление, что наши дома находятся в охранной зоне. А в прошлом году «Транснефть» подала на меня в суд с требованием снести строение, потому что оно находится в охранной зоне нефтепровода».

Миков сказал правду, но не всю, и полуправда порой почище откровенной лжи. Когда в 1999 году в Адищево прокладывали новую трассу нефтепровода, его участок оказался в охранной зоне, и все строения на участке должны были быть снесены. Нефтяники провели официальную оценку, в которой есть, к примеру, такие цифры: «Стоимость участка земли − 19 138 рублей. Стоимость восстановления (замещения) зданий и сооружений: а) садовый дом кирпичный − 33 500 рублей, б) туалет − 1530 рублей» и т.д., в список включен даже водопровод (2000 рублей) и садовые посадки (7160 рублей). Всего Илье Микову полагалось получить компенсацию за ущерб в сумме 68 928 рублей. По нынешним ценам это около 1,2 млн рублей.

Документ об оценке имущества Ильи Микова сохранился, а документ о перечислении денег Микову − нет, также как и ряд других документов, они были уничтожены делопроизводством компании по истечении срока хранения. Всего деньги получили 12 человек. Но сохранилась расписка о получении денег его соседкой Мариной Палкиной, та получила 350 тыс. рублей (на сегодня около 6 млн рублей). Так что нет оснований сомневаться, что Илья Миков деньги-таки получил.

Компенсацию Илья Миков получил, но дом не снес! В запутанных дебрях российской исполнительной власти не оказалось органа, который должен был бы проверить − снес Илья Миков дом или нет. Нефтяникам что − они трубу проложили, компенсацию заплатили, проект закрыт.

Так Илья Миков и жил бы счастливо в своем «снесенном» домике, если бы после ряда серьезных аварий на магистральных трубопроводах с уровня правительства не спустили приказ газовикам и нефтяникам − проверить состояние охранных зон. Тут-то и выяснилось, что дома Ильи Микова и Марины Палкиной (она тоже не снесла дом!) находятся там, где находиться не должны. «Транснефть» подала в суд на снос, и выиграла процесс.

Сейчас компания исполнительные листы о сносе отозвала, похоже, до выборов ей запретили идти на конфликт с народом. Участники пикета говорили, что ждут активизации действий по сносу после сентябрьского голосования. Авария на газопроводе под Октябрьским 8 августа показала, что медлить со сносом домов нельзя. Многометровые языки пламени, окажись они рядом с домами, как это может случиться в Ерепетах, привели бы к массовым пожарам и гибели десятков людей. В Октябрьском дома, к счастью, оказались на достаточном расстоянии от взрыва.

Решить проблему сноса домов в охранной зоне можно, но каждый случай надо рассматривать индивидуально. В тех случаях, когда охранная зона существующего трубопровода расширилась вследствие изменения нормативов или была передвинута ближе к домам, собственники могут требовать компенсации от компании-владельца трубы. В 2000-ом году такие компенсации получили владельцы домов в Адищево. Если же чиновники продали участки, не указав запрет на строительство, то платить придется местным властям.

Все вроде бы очевидно – обращайтесь в суд, он определит, кто виноват. Но многие владельцы домов не имеет никаких шансов на адекватное возмещение ущерба, так как либо построились там, где строить по документам запрещено, либо купили землю официально по цене в несколько раз ниже реально уплаченной суммы. Взять к примеру Любовь Леонидовну Турову, самую активную участницу борьбы за права собственников земельных участков, расположенных в микрорайоне Запруд, которая организует съемку сюжетов на местных телеканалах и публикации в СМИ. Любовь Турова 17 июня 2013 года приобрела в Запрудах земельный участок с кадастровым номером 59:01:4019087:756. В октябре того же года охранные зоны нефтепровода «Каменный Лог – Пермь» были поставлены на кадастровый учет (после нескольких лет необоснованных отказов это сделать), и разрешенное использование земельного участка официально сейчас звучит так: под земли сельскохозяйственного использования, т.е. строительство домов запрещено. О трассе нефтепровода и его охранных зонах чиновники прекрасно знали минимум с 2000 года. Тогда проводили реконструкцию трубы, и все документы согласовывались с городской администрацией и администрациями районов. Тем не менее, зная о запрете строительства, Любовь Леонидовна возвела на своем участке жилой 2-этажный коттедж из красного кирпича. А потом, 13 июля 2015 года, продала участок с домом Анастасии Андреевне Туровой, видимо, родственнице. Причем продала по какой-то мутной схеме, потому что по земельным документам на участок наложено обременение – залог в силу закона с 13.07.2015 по 01.01.2017 в пользу Любови Туровой.
Теперь у Туровой, Микова, Палкиной и прочих «борцов за справедливость» одна надежда − испугать власти с помощью акций протеста, чтобы всем заплатили, не разбирая правых и виноватых, есть у людей основания получить деньги или они бессовестно обманывают государство. Лет пять назад так могло бы получиться, ведь у государства было полно нефтяных денег. Но сегодня платить не глядя уже не из чего. А разбираться детально с каждым случаем пермским чиновникам очень не хочется, ведь придется объяснять, почему они выдавали документы на землю без указания ограничений на строительство. Проще с помощью прирученных СМИ натравливать народ на нефтяников и газовиков и устраивать неопасные для власти пикеты.