Фонд UCP Ильи Щербовича в декабре 2015 года предложил ОАО «АК «Транснефть» выкупить его пакет привилегированных акций по рыночной цене. Об этом РБК сообщили два источника, близкие к переговорам.

По данным «Транснефти», в январе 2016 г., UCP принадлежало 1,1 млн привилегированных акций компании (71%, или 15,5% уставного капитала). РБК сообщает, что представитель фонда опровергает эти данные о размере пакета, но признает долю UCP «значительной». Все голосующие акций трубопроводной монополии (78,1% уставного капитала) находятся в собственности государства.

Появление информации о предложении UCP о продаже акций появилось в преддверие Совета директоров «Транснефти», назначенного на 9 июня. Совет должен обсудить распределение прибыли «Транснефти» за 2015 год и размер и порядок выплаты годовых дивидендов компании. Правительственная директива по дивидендам «Транснефти» за 2015 год предусматривает направление 100% чистой прибыли компании по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) за прошлый год, или 12,8 млрд рублей.

Ранее «Ведомости» сообщили, что из 12,8 млрд рублей на выплату дивидендов по голосующим акциям будет направлено 11,52 млрд рублей, а на пакет привилегированных акций будет выделено 1,28 млрд рублей, что соответствует уставу компании, согласно которому владельцы префов получают в виде дивидендов 10% от прибыли.

В настоящее время в суде рассматривается иск UCP о доплате дивидендов по префам «Транснефти» за 2013 год. Ответчик «Транснефть» настаивает, что появление привилегированных акций компании происходило не по закону о приватизации, а было аферой тогдашнего руководства (акции были выпущены в 1996 году). По поводу выпуска акций было возбуждено уголовное дело, закрытое впоследствии Генпрокуратурой.

Шантаж «Транснефти» начался в августе прошлого года, когда фирма-пустышка ООО «Прожектор», купившая на рынке 141 привилегированную акцию (0,0019% уставного капитала) потребовала от «Транснефти» предоставить более 1000 заверенных печатью общества копий документов, в том числе всех заключенных в период с 1 января 2011 года гражданско-правовых договоров на транспортировку нефти и дополнительных соглашений к ним. «Транснефть» тогда заявила по этому поводу «Ведомостям»: «Такой беспрецедентный объем одновременно запрошенных документов с учетом крайне незначительного принадлежащего акционеру пакета акций, не имеющего возможности каким-либо образом влиять на управление «Транснефтью» и извлекать соответствующую прилагаемым усилиям материальную выгоду от владения несколькими ценными бумагами, указывает на отсутствие законного интереса в получении информации, умышленном создании дополнительных трудностей в деятельности компании». За «Прожектором», предполагали СМИ, стоял Илья Щербович, в качестве доказательства была раскрыта цепочка фирм, связывающих Щербовича с «Прожектором». В UCP эту связь отрицали.

В октябре 2015 года «Прожектор» подал иск к «Транснефти» с требованием перевести свои префы в обычные голосующие акции на основании якобы заниженных дивидендов за 2013 и 2014 года. Невыплата или неполная выплата дивидендов владельцам привилегированных акций дает им право согласно п.5 ст.32 закона «Об акционерных обществах» участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции. Московский арбитражный суд 15 апреля отклонил иск ООО «Прожектор» к «Транснефти», суд учел, что государство, владеющее контрольным пакетом «Транснефти», требовало от госкомпаний выплаты 25% от чистой прибыли по РСБУ, что и делала монополия.

Эта же тема − дивидендов госкомпаний − была поднята в письме Ассоциации профессиональных инвесторов (АПИ), которая в начале мая направила в правительство свое предложение по дивидендной политике компании. «… Письмо в правительство АПИ, подписанное Александром Шевчуком, имеет своей целью добиться необоснованных преимуществ при выплате дивидендов на привилегированные акции АК «Транснефть» за 2015 год непосредственно для Ильи Щербовича и представляемых им интересантов», — заявила тогда «Транснефть».

С декабря UCP направил в «Транснефть» три письма с требованием предоставить документы о ее сделках с производными финансовыми инструментами в 2014–2015 годах, а также раскрыть подробную информацию о финансовых активах компании и операциях за этот период. Подоплека требований в том, что из-за резкого скачка курса в конце 2014 года российские компании потеряли значительные суммы на сделках по хеджированию (страхованию) валютной выручки от скачков курса. Никто не предвидел двукратного роста стоимости доллара. Из-за отказа предоставить эти документы UCP подал иск в Арбитражный суд Москвы.

Появление в РБК информации о переговорах о продаже UCP пакета привилегированных акций «Транснефти» самой компании по рыночной цене можно расценить как еще один акт шантажа госмонополии.

Желание Ильи Щербовича с помощью судебных исков заставить «Транснефть» выкупить его пакет акций именно в настоящий момент можно объяснить ростом их цены за последние годы. С середины июня 2014 года по январь 2016-го префы «Транснефти» подорожали почти в три раза — с 76 тыс. рублей до 231 тыс. рублей за штуку. Но потом их стоимость стала снижаться, 3 июня привилегированные акции компании стоили 161 тыс. рублей. Стоимость пакета акций 1,1 млн снизилась с январского пика до июня с 254 млрд рублей до 177 млрд рублей.

У государства есть резон выкупить префы «Транснефти», чтобы не выплачивать на них дивиденды, но сравнение суммы предполагаемых дивидендов на все 1,5 млн акций (1,28 млрд рублей) с рыночной стоимостью пакета (241 млрд рублей) говорит в пользу бессмысленности данной операции.

Источник РБК сообщает, что у Ильи Щербовича другое мнение. Он якобы не собирается продавать свой пакет по текущей цене. UCP считает акции «Транснефти» фундаментально недооцененными, сказал источник. При справедливой дивидендной политике, которой добивается фонд, потенциал роста стоимости префов может составить от 50 до 150%. Отметим, что подобные заявления типа «купите сейчас, завтра будет дороже» − стандартная уловка хитрых продавцов на всех рынках, от акций до редиски.