При взыскании долга с юридического лица-банкрота компании могут столкнуться с рядом проблем, главная из которых – сумма долга, которую удается вернуть. Зачастую кредиторам вообще ничего не возвращается и задолженность приходится списывать. По статистике Единого федерального реестра сведений о банкротстве, кредиторы возвращают не более 6% вложенных средств, в то время как общемировая практика (по данным рейтинга Doing business) – в несколько раз больше. Почему так происходит?

Основная причина – запоздалое применение к испытывающему финансовые сложности предприятию процедур банкротства. Сейчас в большинстве случаев после процедуры наблюдения предприятие признается банкротом, вводится конкурсное производство для реализации имеющегося имущества, однако выручки от продажи для выплаты всех долгов зачастую недостаточно. Процедуры банкротства, в особенности на предприятиях производственной сферы (строительство, добывающая и обрабатывающая промышленность, машиностроение и металлургия) нужно вводить на более ранних стадиях, чтобы создавать условия для погашения долгов за счет выручки от операционной деятельности или выработки оптимальных решений по реструктуризации имеющихся долгов, подключая для выполнения этой работы арбитражных управляющих.  В современных условиях рассматривающие дела суды предпочитают тянуть время и откладывать рассмотрение дел для оплаты задолженности перед кредитором (известны случаи, когда дела о банкротстве тянутся по несколько лет и никакие процедуры не вводятся).

Естественно, что во многих случаях именно реализация имеющегося имущества представляется единственно возможным способом возврата долгов, и здесь препятствием для получения максимальной выручки за имущество должников является неэффективная и длительная процедура проведения торгов, в результате которой активы буквально «сливаются» по очень низким ценам, существует даже бизнес по скупке имущества должника с торгов, маржа участников которого может достигать сотен процентов.

Предложения по изменению существующей системы торгов неоднократно озвучивались на Уральском форуме арбитражных управляющих: заменить действующую сейчас систему аукциона и публичного предложения на единую торговую процедуру, предполагающую классический аукцион на повышение, но если заявки по стартовой цене отсутствуют, то стоимость имущества постепенно опускается, пока не появятся заявки, и тогда цена снова начинала бы подниматься.

Другая проблема – недобросовестные действия таких менеджеров и собственников компаний, которые намеренно не желают выплачивать долги кредиторам: вывод активов, создание подконтрольной кредиторской задолженности, уничтожение документов. Однако в последнее время законодательство и судебная практика выработали механизмы противодействия таким злоупотреблениям:

— с июля 2017 г. изменились правила привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, благодаря которым стало возможным привлекать к ответственности не только видимых в ЕГРЮЛ директоров и участников юридического лица, но и так называемых серых кардиналов – конечных бенефициаров, извлекших в конечном итоге выгоду от незаконных действий; кроме того, упростился механизм доказывания оснований для привлечения к ответственности и, самое главное, введена возможность передачи кредиторам требования к привлеченному к субсидиарной ответственности лицу в счет долгов банкрота, при этом вытекающее из субсидиарной ответственности обязательство не списывается при личном банкротстве;

—  требования связанных с должником кредиторов, даже вытекающие из формально гражданско-правовых обязательств (займы, долги по договорам аренды, купли-продажи имущества, подряда и пр.), не включаются в общий реестр требований кредиторов, а субординируются, т.е. либо вообще не включаются в такой реестр, либо погашаются после требований кредиторов по обычным гражданско-правовым сделкам;

— требование о возврате в конкурсную массу выведенного имущества можно предъявлять не только к первому получателю (который, как правило, является прокладкой-пустышкой), а к его конечному получателю.

Бытует мнение, что причиной неэффективности взыскания долгов в банкротстве является плохая работа арбитражных управляющих. В последнее время на представителей нашей профессии обрушился буквально шквал обвинений в непрофессионализме, коррумпированности и ангажированности к определенным участникам банкротного процесса. Однако это мнение ошибочно, т.к. столь значительного числа надзорных структур, контролирующих деятельность арбитражных управляющих и имеющих право обжаловать его действия в процедурах банкротства, нет ни в одной сфере экономики.

Алексей Кочетов, арбитражный управляющий, Союз арбитражных управляющих «Авангард», член ЦК Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих